Информация

Подлинные парижские тайны

Мало найдётся на свете музеев, столь же знаменитых, как Лувр, — их по пальцам пересчитать можно. Пожалуй, нет ни одного неравнодушного к мировой культуре человека, кто не рассматривал бы с замиранием сердца репродукции и фотографии произведений из этой грандиозной сокровищницы искусств. И казалось бы, что может быть более мирным, более устремлённым к вечной рукотворной красоте, нежели художественный музей, да ещё такого масштаба…

Подлинные парижские тайны
Пирамида на входе в Лувр является третьим самым популярным объектом после Моны Лизы и Венеры Милосской

Всё верно, но не так проста и однозначна история Лувра. Она полна драматических событий. Чтобы осветить её хоть сколько-нибудь полно, не хватит многих толстенных книг. Мы же хотим рассказать лишь о некоторых из этих трагедий.

Мечта энциклопедистов

Фото: ЛуврИспокон веку коллекционирование произведений искусства было прерогативой сильных мира сего — монарших особ и высшей аристократии. Разумеется, при таком положении дел шедевры были от большинства людей скрыты, ими могли любоваться немногие. А вот в эпоху Просвещения возникла новая идеология, и авторами её стали энциклопедисты. Ведь именно издание «Энциклопедии, или Толкового словаря наук, искусств и ремёсел» ставило своей целью сделать общедоступными сокровища разума.

Великой мечтой мыслителей из круга Дидро и Вольтера было создание грандиозного публичного музея, который вместил бы главные культурные достижения. Воплотилась эта мечта лишь после начала Великой французской революции, но как! Сейчас об этом и пойдёт речь.

«Декрет о грабеже»

Искусство для якобинцев имело значение не само по себе. По их замыслам, оно должно было занять место уничтоженной, растоптанной и униженной ими религии. Дворец Лувр был преобразован в национальный музей Франции 26 мая 1791 года. Поначалу туда свозили произведения, принадлежавшие ранее казненным «врагам народа» — королевской семье, аристократам, выдающимся деятелям Церкви. Но аппетит, как известно, приходит во время еды.

И в июне 1794 года, когда якобинская армия вторглась в Европу, революционный Конвент издал секретное распоряжение, ставшее позже известным как «Декрет о грабеже». Этот декрет, в частности, гласил: «Посылать в составе наших армий знающих людей с заданием — разыскивать и конфисковывать произведения искусства в захваченных нами странах. Облагодетельствованные Францией народы должны платить».

И народы платили, куда денешься! Тысячи картин и скульптур были похищены и вывезены в Лувр. Но вот окончательных результатов своей грабительской миссии Робеспьер и сообщники увидеть не успели. После Термидорианского переворота они попали на гильотину.

Музей имени Наполеона

Наполеон вовсе не собирался отказываться от этой части якобинского наследия, которую он считал для себя весьма продуктивной. Гигантский музей — вот что нужно ему для величия! И не во имя «нации», ради которой умирали санкюлоты и убивали других якобинцы, а для самого себя. Идея была проста: Лувр переименовывается в музей Наполеона, где «просвещённый завоеватель» собирает со всего покорённого им мира плоды человеческого гения и дарит их благодарному человечеству. Другими словами, грабёж продолжался, изменились только лозунги. Не правда ли, весьма похоже на некоторые события уже новейшей истории? Но не о том наш рассказ.

Наполеон любил подчёркивать, что конфискованные им произведения должны быть общедоступными. По его приказу музей его имени должен был быть из десяти дней в каждом месяце семь открыт для французских художников, три дня для прочих граждан, а для любых иностранцев — все десять.

Расплата за мир

Сам Наполеон в искусстве ровным счётом ничего не понимал. Например, вывезенное из Германии полотно Альберта Альтдорфера «Битва Александра Македонского и Дария III при Иссе» он приказал повесить не где-нибудь, а… в своей ванной, где часами нежился в горячей воде. Можно представить, что стало с картиной! Зато политическое и идеологическое значение трофейного искусства Наполеон понимал отлично. Составляя мирные договоры с захваченными странами, он включал в состав контрибуций не только деньги и материальные ценности, но и статуи и картины. Причём он пытался придать своим грабительским действиям даже некую видимость законности — конфискации оформлялись документально.

Лишь дважды были допущены отступления от этого правила — после восстания в Вероне в 1797 году и убийства генерала Леонарда Дюфо в Риме (так Наполеон наказывал непокорных). Лувр стал в определённом смысле средоточием наполеоновского «нового порядка» в Европе, но в этом качестве просуществовал недолго.

«Неистовый искусствовед»

Директором музея своего имени Наполеон назначил искусствоведа и коллекционера Доминика Вивана, барона Денона. Он был по-своему примечательной личностью. Ещё фаворитка короля Людовика XV, небезызвестная мадам Помпадур, наградила Денона званием «профессор», не принадлежавшим ему по праву, и поручила ему отбирать произведения для её коллекции. Снова всплывают прозрачные исторические аналогии с новейшими временами…

Далее Денона назначают на ответственные дипломатические посты — сначала в России, затем в Италии. Но дипломатическая карьера его как-то не сложилась. Вернувшись во Францию, Денон занялся изучением произведений старых мастеров, главным образом в монастырях. При этом не забывал он и королевский двор, где прославился как галантный кавалер и мастер скабрезных карикатур. Возведённый королём в дворянство, Денон был после революции приговорён к смертной казни, но за него вступился знаменитый художник Жак-Луи Давид. В покорённом Египте Денон сопровождал генерала Бонапарта и сделал немаловажные открытия в египтологии. А порой он зарисовывал ход сражений, находясь на самых опасных участках.

Последняя церемония императора

1 апреля 1810 года в Квадратном зале Лувра состоялось пышное празднество по поводу бракосочетания Наполеона и австрийской принцессы Марии-Луизы. Присутствовали маршалы и министры, блестящая процессия проследовала в императорские покои через Большую галерею, и Наполеон показывал супруге античные скульптуры. После этого в «музее Наполеона» именем императора ничего столь же масштабного уже не предпринималось — в 1814 году войска антинаполеоновской коалиции заняли Париж. Император вынужден был подписать отречение от престола.

Торжеству врагов Денона, ненавидевших его как любимца и мадам Помпадур, и низложенного императора, не было границ. В Лувр ворвались австрийцы. Денон отчаянно пытался защитить всё что мог, но силы были неравны. Рассказывают такую историю. Когда австрийский солдат приставил к стене лестницу, чтобы снять очередной шедевр, Денон ударом ноги опрокинул её. Австриец зацепился за раму, да так и висел под потолком, пока ему на выручку не подоспел военный патруль.

После этого Денон вышел в отставку и вскоре умер. Над его могилой произнёс прочувствованную речь художник Антуан-Жан Гро. В ней он процитировал самого Денона — слова, обращённые им к «погубителям Лувра»: «Забирайте всё. Но у вас никогда не было и не будет глаз, дабы увидеть красоту этих творений человеческого гения. Своим вечным превосходством в области искусства Франция всегда будет доказывать, что истинное место шедевров — здесь».

Лувр навсегда

Было бы ошибкой думать, что всё награбленные во времена якобинских и Наполеоновских войн сокровища до сих пор находятся в Лувре. Большая их часть была возвращена законным владельцам. Однако далеко не все владельцы стремились получить назад свою собственность. Ведь перевозка тяжёлых статуй и огромных полотен стоила больших денег, и многие дарили их Франции или обменивали на что-нибудь не столь громоздкое. Так или иначе, Лувр, пройдя через столько испытаний, остался одним из величайших художественных собраний в истории.

Андрей Зайцев

Источник


Другие новости по теме:


Просмотров: 699 | Дата: 7 ноября 2015